Записки 12

Подарочный сертификат

Подарочный сертификат

ФОТО

DisaPhoto

Discount2


Записки доброго стоматолога
(Эмиль Гургенович Агаджанян)

Пища для размышлений пытливому студенческому уму!

Студенты ММСИ слезно просили написать что-нибудь для студентов, и я проникся. Еще раз хочу повторить, что все здесь написанное является исключительно моим личным мнением, опытом и никак не является указанием к действию. Все это нужно прочесть, уяснить и принимать во внимание при вынесении собственного решения, но никак не решать все вопросы исключительно по данным запискам. И прошу народ больше не сетовать на то, что я не обсуждаю здесь все точки зрения, существующие на свете. Это невозможно физически, да и никогда не являлось моей задачей. Я сделал этот сайт для выражения моей личной точки зрения, а не всех стоматологов мира. Лозунг «Каждому стоматологу по сайту к 2000-му году» никогда не был мною пропагандирован, но если кто захочет сделать свой сайт, то в чем загвоздка? Так что в последний раз повторяю, я ничего никому не навязываю, в сети полно медицинских ресурсов. Выбирайте, читайте, анализируйте и делайте выводы сами. Никто за Вас этого не сделает. Ну, хватит о грустном, я не со зла, просто несколько одолели коллеги и просто любители стоматологии довольно однотипными и нудными вопросами. Ведь никто не пишет конкретно, что и где у меня неправильно, а пишут, что есть и другие точки зрения. Знаю, что есть! И побольше, чем Вы думаете. В среднем, разных точек зрения столько, сколько людей на свете. А почему их не должно быть, я не понимаю?!! Теперь собственно о студентах. Глава 1. Выбор пути То, что студенчество — самое лучшее время в жизни каждого человека, знают все. Многое хотелось бы изменить, многое повторить, но... Понимать это начинаешь слишком поздно. Это моя слабая попытка помочь сориентироваться в бесконечном множестве жизненных путей. Конечно, погулять студенту всегда нужно, но иногда и о непосредственном деле обучения подумать не грех. Прежде всего, нужно определиться с основной специальностью. Многие до конца точно не знают, чем будут заниматься после института. Но есть и особо устремленные люди, которые с первого курса выбирают специализацию. Если вы решили стать протезистом, то нужно как можно больше изучать именно этот предмет. Если хотите быть челюстно-лицевым хирургом, то набрать первую сотню операций еще в институте вы просто обязаны, причем неважно в каком качестве! Можно и третьим ассистентом, можно просто стоять рядом и смотреть, это именно тот случай, когда важно именно участие. Предвижу возмущенные возражения. Да, это ни в коей мере не означает, что на остальные предметы нужно положить большой и тяжелый крест!!! Профессионал должен хорошо разбираться практически во всех областях стоматологии, да и половина лечебных предметов не раз пригодится в жизни. Но упор на свою специализацию делать нужно и очень полезно. К сожалению, обучение в вузах поставлено так, что никого ничему у нас насильно не учат. Хочешь — учись, не хочешь — никто тебя палкой не заставляет! Это, пожалуй, самый демократичный принцип в нашей стране. Вызубрить учебник за ночь до экзамена и забыть его через пять минут после может любой настоящий студент, но дать реальные практические навыки таким образом невозможно. На практических занятиях тоже немногие могут по-настоящему напрактиковаться. Как правило, желающих стать подопытными кроликами не так много, приходится практиковаться друг на друге и на тех немногих знакомых, которых удалось заманить в кресло. Это капля в море. Лично я уверенно стал себя чувствовать только через три-пять лет работы, а после этого каждый год чувствую, что то, что делал раньше, можно было сделать лучше. Это нормальный процесс, но лучше часть его прогнать в институте, когда есть много времени и знающих преподавателей вокруг, у которых всегда можно получить исчерпывающую консультацию по любому вопросу. В институте вы можете ставить несчастную пломбу хоть два часа, изощряясь в способах обработки полости или проведении анестезии. На работе в поликлинике у вас будет десять-двадцать минут на человека и крайне мало желающих отвлекаться на ваши глупые вопросы. Когда вы придете в поликлинику, вам дадут пару-другую месяцев на раскачку и сразу станут требовать план и качество, а спрашивать будет уже некогда, да и отвечать особо некому, потому что тоже некогда. Так что первейший совет студенту: определяйтесь со специализацией быстрее! Второй совет чисто житейский: ничего не бойтесь! Не боги горшки обжигают. Молодым людям часто кажется, что писать ученые труды и с умным видом ходить по кафедре могут только отличники политической подготовки и наследственные очкарики в сверкающих белых рубашечках с галстуками. Это далеко не так. Конечно, количество официальных ставок разных ассистентов и помощников на кафедре строго и резко ограничено и, в половине случаев, расписано за много лет вперед (как в анекдоте про то, что у генералов тоже есть свои дети). Но вам же нужно стать хорошим врачом, а не получить ставку при кафедре (хотя это тоже розовая мечта основной массы студентов). Сразу скажу, что кафедра — не самое лучшее место на Земле. В любом рабочем коллективе есть свои подводные течения, интриги и прочие достижения цивилизации, но на кафедре все это помножено на интеллигентский интеллект участников, обремененный самым высшим образованием и должностями. Поэтому сильно подумайте, прежде чем стремиться остаться в теплом кафедральном коллективе. Выдержите ли вы скрытые и явные правила игры? Я, например, не выдержал. Написал я небольшой ученый труд к студенческой конференции (Нетрадиционные методы лечения невралгии тройничного нерва) и был выдвинут за эти умственные потуги на публикацию в Медицинском Реферативном Журнале. Когда я через месяц, счастливый и довольный, пришел подписывать это направление в партком (как же без парткома лечить невралгию, да еще тройничного нерва, сами понимаете), то выяснилось, что не далее как на прошлой неделе эту работу в парткоме уже подписали, но уже под именем кого, как бы вы думали? Ну да, моего научного руководителя и заведующего кафедрой, который в акупунктуре (иглоукалывании) до сих пор разбирается как некое млекопитающее в некоторых фруктах. Меня долго убеждали, что это обычная практика, что ни одна моя работа никуда и никогда не уйдет без приписывания пары-тройки нужных фамилий (причем ваша фамилия будет почти всегда последней, т.к. первыми печатают фамилии более уважаемых и имеющих звания профессоров, доцентов, ассистентов, а уже потом каких-то там студентов, которые, сопя носом, что-то там наковыряли для отечественной науки). Умом, конечно, можно понять, что все это правильно и ведется испокон веков, но в то время у меня столько ума еще не было, чтобы осознать, что моя работа может быть опубликована даже вообще без моей фамилии, и я добился справедливости: работа была отправлена под моей собственной фамилией. Это принесло мне моральное удовлетворение, а кафедре лишнее свободное место. С тех пор я подхожу к разным кафедрам только по мере уж очень крайней необходимости, больно там меня тошнит. Я это написал не из-за желания поквитаться с народом, тем более, что народ частично давно отъехал на более историческую Родину, чем наша, а частично даже не запоминал, под чьей работой ставил очередную подпись. Просто отдавайте себе отчет, куда хотите влезть. Да и времена, когда профессура получала большие деньги, сейчас крепко забылись. Любой стоматолог в более или менее приличном месте получает куда как больше морального удовлетворения (не говоря уж о материальном), при этом имея четкий нормированный рабочий день и забывая о зубах всякий раз, как переступает порог лечебного заведения. На кафедре же ни о каком нормировании рабочего дня речи нет, а постоянные заседания, научные изыскания, дежурства, студенты, зачеты, экзамены, родители студентов-двоечников, звонки высокопоставленных знакомых студентов-двоечников и прочая и прочая никак не компенсируются скудной зарплатой и удовлетворением от присвоения очередной ученой степени раз в десять-двадцать лет. Так что, оно вам надо?!! А теперь я расскажу о том, какое замечательное место — кафедра!!! Любой студент имеет право ходить на любимую кафедру хоть каждый день. Никому не возбраняется стоять за спиной у маститых ученых и учиться их работе. Запомните, никогда в жизни больше у вас не будет столько времени и возможностей на халяву получить столько знаний! А многие доценты и ассистенты будут несказанно рады дармовой рабочей силе, которая подаст, принесет-отнесет, замешает, накроет и т.д. На кафедре много не платят, сестер почти нет, все работают в автономном режиме и мечтают об ассистентах, как о манне небесной. Студенческая группа ассистентом, как правило, не является, так как они обычно стоят грустной толпой, ковыряют пальцем в носу и считают минуты до конца занятий. Группе зачастую и объяснять ничего не хочется, так как у них на лице написано отвращение ко всему происходящему, кроме пары профессиональных отличников, которые всегда делают заинтересованное лицо, даже когда спят с растопыренными глазами. А человек, ходящий на кафедру как на работу, очень быстро может стать незаменимым помощником, знающим, когда чего подать, где что взять и куда снести. Кроме того, такому человеку хочется передать знания, объяснить, что делаешь и зачем. Опять же, приведу пример из личной жизни. Последние полтора года студенческой жизни я провел на кафедре челюстно-лицевой хирургии в областной больнице и считаю их лучшими годами в институте. Я сходил на кафедру сначала просто из любопытства. Потом пару раз остался на ночное дежурство. Ночью дежурный врач носился как угорелый, а я поспевал за ним вприпрыжку и помогал чем мог. В недолгие минуты отдыха мне объяснялось, что и как мы делали, почему так, а не иначе. В половине случаев выяснялось, что приходится делать не то, что написано в учебнике, а то, что реально сделать при таком снабжении, количестве персонала и особенностях больного (как-то: вшивость, полнейшая алкогольная интоксикация, невозможность найти ротовое отверстие в спутанной бороде и прочие милые сюрпризики). Поверьте мне на слово, нигде и никогда не напишут и половины правды о том, как вынуждены работать люди на грани нищеты, закона и физических возможностей. Это можно только увидеть своими глазами в дежурный день (или ночь). Через месяц-другой мне доверили стоять на операции вторым ассистентом и тупо держать крючки и сушить операционное поле. Тогда я наблюдал, как резать, проходить глубже, шить, вязать швы и прочее. Из-за хронической нехватки персонала еще через месяц меня уже стали ставить первым ассистентом, доверяя иногда сделать самому пару швов под строгим контролем хирурга. Кончилось это тем, что на одном ночном дежурстве привезли сразу двоих больных с переломами челюстей, а через полчаса должны были привезти еще одного. А из персонала был только один дежурный врач, две операционных сестры и я. Мы с дежурным врачом пошли мыться, а я все гадал, какого больного будем брать первым. Хирург, насвистывая под нос песенку и надраивая щеткой ногти, вдруг спросил, сколько раз я присутствовал на операции остеосинтеза? Я гордо насчитал четыре раза. Тогда он сообщил, что я беру одного больного, а он второго и на каждого по сестре. Я даже испугаться не успел, как стоял со скальпелем в руке над больным, а медсестра мне давала ценные указания. Кстати, опытные операционные сестры назубок знают любую операцию, и часто лучше любого молодого врача, и не делают операций сами только из гордости. ;) Смею Вас заверить, что ощущений после удачно проведенной первой операции не описать ни в каком учебнике! Это можно только прожить! Такого потрясения, чувства собственной значимости в этом мире и причастности к чему-то божественному я не испытывал, наверное, никогда. Настоятельно рекомендую, попробуйте! Еще одно большое везение заключалось в том, что на кафедре в те времена работал консультантом Лазарь Рувимович Баллон. Это один из классиков русской (да и мировой тоже) хирургии. Был он весьма почтенного возраста (что-то около 70 лет) и оперировать уже официально не должен был. Но есть категория людей, которые не могут жить без любимой работы. Числясь консультантом, он потихоньку оперировал особенно интересных больных. А так как официально этого делать не мог, то и ассистентов на операции ему не полагалось. А кто станет работать бесплатно?! Студент! Вот мне и посчастливилось полгода прооперировать вдвоем с самим Баллоном. А после операций он часами рисовал схемы и рассказывал о всевозможных вариантах разрезов, пластики, тонкостях послеоперационного ведения больного и т.д. и т.п. Опять скажу, что все труды кафедры за тот период не смогли бы дать мне и половины того опыта, который я получил от этих операций. Как видите, нет ничего страшного, сложного или специального. Все, что нужно- это желание, время (которое, конечно, можно провести и более интересно) и цель. Ведь вы не за деньги будете работать. Можно приходить в любой день, по любому расписанию. Если на какой-то день назначена серьезная пьянка, то никто не гонит на следующее утро на дежурство, как на работу. Но если это станет вашим образом жизни, то вы без всякой зарплаты и принуждения иногда вдруг поймете, что на очередную дискотеку бежать как-то уже и не хочется. Впервые почувствуете, что вы нужны где-то для настоящего серьезного дела, что вас там ждут и на вас рассчитывают. И все остальное покажется уже не таким важным и серьезным. Вот в этот момент в мире и родится еще один настоящий врач. Потому что настоящий врач — это не диплом и не отметки в дипломе — это состояние души!!! Глава 2. В кресле и около него. Здесь я свалю в кучу несколько советов, следовать которым не обязательно, но полезно. С первого дня работы научитесь вести себя с пациентами благожелательно. Никогда не кричите на пациента! Он и так не сильно рад, что к вам пришел, и пришел он явно не от хорошей жизни. Пациент и так достаточно напуган, причем до такой степени, что не всегда хорошо соображает и начинает спотыкаться на ровном месте, ронять вещи, вцепляться в кресло до хруста в подлокотниках, в общем, вытворяет разные глупости, которых в обычной жизни никогда бы не сделал. Если вы на него при этом еще и накричите, то он или совсем одуреет от страха и будет только хуже, или просто обидится и затаит против вас какое-нибудь хамство, которое при случае (пломба вылетела, коронка свалилась, корень остался не удаленный) обернется против вас самих жалобой или чем похуже. Очень многие врачи, к сожалению, разговаривают с больными исключительно в повелительном наклонении (сядьте, откройте, сплюньте, закройте, идите). Некоторые разнообразят речь (куда Вы пошли?!; не видите что ли?!; я кому говорю?!). Коллеги! Если вы просто улыбнетесь больному и скажете: Здравствуйте, садитесь, пожалуйста! — это будет уже началом успешного лечения. Успешно лечить больного без личного контакта очень и очень тяжело! Если мне больной не нравится, то я его стараюсь отдать кому-нибудь из коллег или просто отговориться близким отпуском или еще чем-нибудь таким же умным. Потому что за долгие годы я понял, что без взаимной симпатии или хотя бы уважения работа превращается в тяжкую обязаловку, а это уже не искусство, а ремесло. Ничего хорошего из этого не выйдет! Постарайтесь на секунду понять, что происходит в душе больного. Он идет вручать самое дорогое, что у него есть — его здоровье — неизвестно кому. И от первой фразы зависит его реакция на доктора. Или это будет радостное облегчение (а благодарный пациент — как влюбленная женщина, это всегда замечательно!), или панический ужас, что он попал к какому-то живодеру, и тут уж удовольствия не жди. Да, бывают такие больные, которые и ангела из себя выведут, но с ними криком тем более не справишься! Это их только еще более раззадорит и убедит в том, что его здесь обманывают и не хотят нормально лечить. Ваша благожелательность такого больного обезоружит, лишит его главного козыря — уверенности, что все тут шарлатаны и только и ждут его смерти, чтобы украсть кошелек. В общем-то, врач не имеет права отказать больному в лечении, но когда речь не идет о жизни и смерти, то иногда можно быть несколько гибче и отправить его поискать себе более подходящего ему доктора (только я этого Вам не говорил!) , ведь приносить вред неполноценным лечением еще хуже. Теперь, когда все поверили, что врач и больной — братья навек, запомните еще одну истину. Никогда не верьте больному!!! Обосновать? Запросто! Если вы спрашиваете больного, не мешает ли ему пломба, то половина из них состроит сосредоточенную физиономию, постучит зубами и скажет правду. Но ровно такая же половина скажет заведомую неправду. Один скажет, что не мешает, лишь бы поскорее выскочить из этого кресла и уползти отсюда, пока цел. А дома эта завышающая пломба будет стучать по противоположному зубу, пока не достучится до зубной боли, а тогда он прибежит и будет кричать, что его неправильно лечили. При этом он ни за что не вспомнит, что его спрашивали, а он наврал. А другой скажет, что пломба мешает, даже если он ее еле ощущает, чисто из тех соображений, что раз он деньги заплатил, то пусть с ним еще повозятся и пломбу еще раз со всех сторон оближут. И вы будете кромсать совершенно нормальную пломбу, пока не истончите ее до прозрачного состояния, после чего она и выпадет через пару недель с тем же результатом. Спросить больного вы, конечно, обязаны, но только для того, чтобы подтвердить свое мнение. Возьмите копировальную бумагу и дайте ему пожевать ее как следует. Если на пломбе явные следы завышения, то пилите, пока они не пропадут. А если нет, то пилить потому, что пациенту хочется, не нужно ни в коем случае. Вижу — пилю, не вижу — не пилю, а выясняю, чего он хочет, до тех пор, пока не пойму или увижу! Протезистам точно так же не советую верить больному по поводу прикуса. При примерке любого моста или съемного протеза всегда давайте пациенту пожевать копирку, причем не только вверх-вниз, а и вперед-назад и вправо-влево! Некоторые пациенты по доброте душевной не хотят утомлять доброго доктора и сразу кричат, что все хорошо и протезы как родные, а потом выясняется, что они как родные, только если показывать их перед зеркалом, а при жевании все не так и все иначе. У хирургов и вовсе опасно попасться на удочку. В ужасе перед тем, что его разрежут скальпелем или станут драть зуб, пациент вам такого наговорит! И что ничего не болит и что он дома пополощет. А через день больной с флегмоной попадает в больницу, ему делают внеротовой разрез на половину морды лица и начинается выяснение, почему зуб не вырвали или не сделали внутриротовой разрез при посещении поликлиники всего лишь день назад, когда можно было обойтись даже без больничного?! Это не значит, что нужно подергать все зубы сразу и резать все вокруг при первых болях. Это значит, что принимать решение врач должен, основываясь на результатах осмотра и исследований, а никак не на советах больного. И еще один важный момент. Часто встает вопрос: удалять зуб нелеченым или сначала его немного полечить? Например, когда совершенно здоровый внешне зуб на рентгенограмме оказывается с кистой на корне. Удалять его пациент, естественно, не хочет. Вы начинаете сомневаться, и тогда пациент упрашивает поставить на зуб пломбу, коронку или еще чего похуже — мост. Аргумент тут, как правило, один: «Сколько простоит — столько простоит, а удалить его мы всегда успеем». Вы, как умная Маша, ставите на зуб красивую фарфоровую коронку, а зуб возьми через месяц да и распухни!!! Зуб торжественно тащат прямо за коронку, а пациент через день приходит и с надрывом в голосе и прищуренным глазом начинает громко вопрошать: «А что мне теперь делать, когда я Вам месяц назад отвалил немереную кучу денег за такую дорогущую коронку, а ее нынче же и дернули?» И смею Вас заверить, что он никогда потом не будет вспоминать, что его предупреждали про кисту на верхушке корня, зато всем будет говорить: «А, знаю я того доктора, ставил я у него коронку, так через месяц зуб удалили». При этом остальные подробности будут известны только вам и Господу Богу, а он за вас заступаться во время этой беседы вряд ли станет. Опять же, не впадайте в крайности и не поступайте так, как поступают наши заокеанские коллеги. Количество адвокатов где-нибудь в самой глубинке Соединенных Штатов сравнимо только с количеством врачей-стоматологов. Поэтому, дабы не давать подлым адвокатам лишней работы, тамошние стоматологи готовы приговорить любой зуб, на который нельзя дать хотя бы двадцать лет гарантии. А так как дать двадцать лет гарантии можно только на абсолютно здоровый зуб, да и то с большими оговорками на тайфуны, цунами, ядерную войну и прочие форсмажорные обстоятельства, то и дергают они по десять-двадцать зубов без зазрения совести, а потом еще и после протезирования блаженно жмурятся, выписывая счета, поглаживая себя по бумажнику и в душе показывая длинный-предлинный язык плачущим от бессильной зависти бедным адвокатишкам. Просто составляя план протезирования и лечения, учитывайте эту особенность человеческого мышления, статус пациента и его финансовые возможности. Если человек наскреб последние деньги на лечение, не нужно рисковать и ставить заведомо ненадежные, дорогие конструкции. Постарайтесь сделать так, чтобы он хотя бы несколько лет отрабатывал свои затраты. Впрочем, если у человека денег много, то он может и адвокатов нанять, если зубы простоят не столько, на сколько он рассчитывал. Тут уж сами разбирайтесь. В медицине вообще не может быть однозначных советов! Просто учитывайте все это. И последний совет. Всю жизнь к вам будут приходить люди и рассказывать, что им нужно сделать зубы быстрее, что у них важные дела, что им некогда ходить долго и т.д. Запомните: Если вы сделаете работу быстро и плохо, то пациент так же быстро забудет, что ему сделали быстро, и запомнит только то, что ему сделали плохо! Если же вы сделаете работу медленно, но хорошо, то очень скоро пациент простит вам, что ему делали медленно, и всю жизнь будет помнить, что ему сделали хорошо! Вариант, когда делают и быстро, и хорошо, обсуждению не подлежит. Это идеал, идеал ныне — редкость, но стремиться к этому нужно! Глава 3. Чистая совесть — залог крепкого сна! Работа стоматолога, как никакого другого врача, слишком сильно связана с деньгами. А как известно, большие деньги, как и большая власть, меняют людей, и не в лучшую сторону. Есть привычки, которые нужно вырабатывать сразу, пока не поздно. Они как заповеди: «Не воруй», «Не жадничай», «Делись с ближними» и прочее. Не воруй! В нашей стране, как нигде, актуальна эта заповедь, правда, она именно потому и актуальна, что мало кем соблюдается. В применении к стоматологии она уже все реже понимается как прямое воровство драгметаллов в золотых коронках или казенных спичек у старшей медсестры на домашние нужды. Это и так понятно, что нехорошо. Сейчас воровством я считаю бессовестное накручивание цен, приписки в нарядах и прочие шалости. Некоторые врачи назначают цену, исходя не из реальной стоимости работы, а из количества денег, которое можно с данного индивидуума содрать. На первых порах молодой доктор успокаивает себя некоей высшей справедливостью, которую он творит, снимая с богатеньких лишний жирок, потом воображает себя Робин Гудом. Потом просто считает, что так и нужно жить. Но здесь есть несколько опасных подводных камней. С течением времени врач начинает сам забывать, кому и сколько он назначил, если только не докатился до того, что записывает все в книжечку. Может случиться очень неприятная сцена, когда одному и тому же пациенту в начале лечения и в конце называют суммы, весьма и весьма отличающиеся друг от друга. Если пациент не скандальный, то он просто больше к такому врачу не пойдет, а если попадется принципиальный товарищ, то может начать выяснять истинные цены и потом требовать объяснений. А объясняться с пациентом по поводу лишних денег — уж очень несолидно, даже неприлично для высокого звания врача. Другая опасность в том, что в коридоре пациент пациенту друг и брат! В коридоре пациенты встречаются, общаются, советуются, дружат, ссорятся, только что не женятся! Писал уже, так еще раз напишу: они там знают все! И когда встречаются три пациента на одной скамеечке перед кабинетом, у которых ставится одинаковая коронка на одинаковый зуб и у всех разная цена этой самой коронки, то тут тоже возможны самые разные варианты исхода событий. «А у меня коронка самая крутая! — говорит первый пациент. — Из импортной керамики! Дорогущая, зараза! Аж четыреста рублев!». «Пра-а-астите! — говорит второй пациент, — а у меня тогда из чего коронка, если я за шестьсот пятьдесят ее ставлю?! Из цельного бриллианта, что ли?! Это у меня из импортной керамики, а у Вас, батенька, из отходов моей коронки небось делали или из отечественной на худой конец!». «Нет, господа хорошие, — говорит третий пациент, — из отечественной керамики я запросил себе по бедности, так она мне в 450 влетела. Я точно знаю!» (Всеобщее недоумение, немая сцена) Вам не кажется, что это похоже на обман и воровство? Мне кажется. Перекрестимся же и не будем так поступать. Всех денег не заработаешь! Старая истина, но от этого не менее верная. На все есть своя цена, придерживаясь которой не придется запоминать, кому и сколько сказано было, и таких немых сцен не будет, а главное — совесть чиста. Не жадничай! В жизни каждого врача бывают недовольные пациенты. Стопроцентного результата в медицине быть не может по определению. Даже природа довольно часто и ощутимо ошибается, с неприятной регулярностью давая миру многочисленных уродов. Врач тоже не Господь Бог. Просто у одного врача 2–3 неудачных работы в году, а у другого 2–3 удачных! И после каждой неудачной работы может возникнуть неприятная ситуация, когда нужно переделывать работу, возвращать деньги и объясняться на неприятные темы. Никто от этого не застрахован. Так научитесь решать такие проблемы сразу и навсегда. Для этого тоже есть несколько правил. Не нужно набирать народу больше, чем вы в состоянии качественно обработать. Поверьте, что можно потерять больше денег на переделках впоследствии, чем получить, набрав полный коридор народу. Если в коридоре бурлит толпа, то потратить лишние 10-20 минут и более качественно обработать зубы вы просто не успеете, если слепок получился плохой, то махнете рукой и не переснимете, а впопыхах не заметить на примерке чего-нибудь важного так очень даже запросто. Еще раз о симпатиях. Если больной Вам категорически не нравится, не беритесь за работу, какой бы она ни казалась выгодной! Если у Вас нет нормального контакта с пациентом, то вероятность того, что он будет капризничать, ругаться во время и после работы, а потом еще и потребует все переделать, очень велика. Тем более сегодня, когда люди спят в обнимку с Законом о Защите Прав Потребителей. В последнее время количество людей, живущих исключительно за счет судебных исков со всеми и вся, растет с неимоверной скоростью. А Закон этот целиком и полностью на стороне потребителя! Причем никто не спросит с государства большой зарплаты, хорошего оборудования, новейших материалов и т.д., зато считается, что каждый пациент должен быть обслужен точно так же, как в Голливуде за 10 000 долларов в одно посещение. И не дай Бог экспертам покажется, что к этому больному были применены не все достижения медицинской мысли, которые были напечатаны ими в последнем номере журнала «Новое в стоматологии». Врачу этого не простят! В связи со всем этим еще один очень важный момент: все фиксируйте в карточке! Это единственный ваш оправдательный документ на случай ядерной войны, и от этого зависит ваше настроение в случае разбирательства. В тюрьму врачей пока не сажают, но большие деньги выкачать могут запросто! При первых признаках недовольства пациента сразу же выясняйте причину и пытайтесь ее устранить. Если пациенту не нравится что-то, то не отмахивайтесь высокомерно, а подумайте, прав ли он и не нужно ли что-то изменить. Если же вы уверены, что у вас все правильно, то объясните это пациенту подоходчивее. Если он и тут не согласен, то зовите заведующего, главврача и спихивайте проблему на них. Если они подтвердят вашу правоту, то спокойно работайте дальше, а если нет, то пусть дадут ценные указания, что и как делать, за которые они и будут нести ответственность. Правда, не забывайте все фиксировать в карточке за тремя подписями: пациента, заведующего и еще кого-нибудь, кого удастся уговорить подписаться. Если карточки случайно у пациента нет, то решайте проблемы однозначно и сразу. Не ждите, пока пациент пойдет жаловаться по кабинетам. Это ваша с ним проблема и ничья больше!!! Иногда полезнее вовремя отказаться от работы, чем уговаривать больного подождать результата. Прислали ко мне пациента с очень сложной работой. Я составил ему план протезирования, после чего он надолго исчез. Через месяц он вернулся и стал просить меня сделать ему по-другому. Я долго думал, но не согласился, т.к. мой вариант мне казался наиболее рациональным. Тогда он вяло согласился. Я его обработал и назначил на примерку. На примерку он пришел и начал опять с вопросов о том, нельзя ли сделать как-нибудь не так. Я мог еще раз надавить на него своим авторитетом, но вместо этого сказал, что примерять мы ничего не будем, а ему дается неделя на консультации у других врачей города. И если ему где-то согласятся сделать так, как он хочет, то он может просто не приходить. И он не пришел! Я разобрался с техником за несданные полуфабрикаты трех железных коронок, что совсем не сильно меня подкосило, но зато избежал последующих долгих разборок, когда была бы уже готова большая работа, а пациент был бы недоволен и доставал меня тем, что ему не нравится. Тогда бы мне пришлось заплатить техникам во много раз больше плюс потраченное впустую время и неприятные разговоры! Бывают еще и очень умные пациенты. Они делают себе зубы по полной программе, а потом их начинает душить жаба и они придумывают ход конем. Приходят и заявляют, что работа им не нравится и они просят вернуть деньги назад или пойдут жаловаться в приемную Президента. Была такая бабуля у меня год назад. Я ей спокойно разъяснил, что если ей не нравится, то, конечно, все деньги мы ей вернем, хоть сейчас, только протезы снимем. Когда она услышала, что протезы придется отдать, то изумлению и негодованию ее не было предела. «Так они же Вам не нравятся! — совершенно натурально изобразил я удивление. — И потом, раз Вы получаете обратно деньги, то мы получаем обратно протезы, а Вы сделаете себе другие за эти деньги где-нибудь еще», — объяснил я ей. «Ну ладно, — сказала бабуля, пятясь. — Мне нужно подумать». Она выползла в коридор и больше ее никто не видел. Всегда снимайте протезы, если возвращаете деньги. Люди нынче скандалить любят, а зачем оставлять им вещдоки и соблазнять на всякие пакости?! Опять случай из практики. Сделал один доктор женщине протезы, ей не понравилось. Он после долгих препирательств вернул ей деньги, но не снял мосты. Эта пациентка сняла мосты у другого доктора, сделала себе на эти деньги другие протезы, а мосты принесла и предъявила начальству с угрозами, что если доктор не заплатит ей денег, то она отдаст мосты на экспертизу и будет писать жалобы по всему миру и доставать всех до гробовой доски. Причем никто не мог доказать, что деньги ей уже вернули. Так она шантажировала всю поликлинику до тех пор, пока измученный коллега не позвонил ей и не согласился отдать сумму, в трое-четверо превышающую стоимость работы. А когда она заграбастала и эти деньги, то в тот же момент запросила еще почти столько же за «моральный ущерб». В данном случае доктор допустил много ошибок, но главная его ошибка была та, что, отдав деньги, он не отобрал работу! Даже если бы он взял расписку, то шантажировать его можно было бы просто за какие-то недостатки в работе путем проведения комиссий и экспертиз. А так — «нет работы — нет проблемы»! Небольшое отступление от темы. Во многих поликлиниках таких пациентов врачи как-нибудь метят в карточке, чтобы сразу видно было, что пришел скандалист, и каждый доктор был уже начеку! В одной поликлинике, где я когда-то работал, например, таких больных метили буквой «Г». Причем, если это «Г» напакостит у другого врача еще раз, то тот врач добавляет степень над буквой. Видал я больных, отмеченных «Г» в восьмой степени!!! Для начальства всегда была отговорка, что «Г» — это опрос на наличие гепатита, но начальство особо и не возникало по этому поводу. Еще одна заповедь — «Делись с ближними». Работать вы всегда будете в коллективе. А коллектив все видит и знает. Поэтому если вы думаете, что главный человек в кабинете — вы, то ошибаетесь. Главный человек в кабинете — медсестра. Она осведомлена о ваших делах гораздо лучше вас. Вы когда-нибудь считали, сколько инструментов вы израсходовали за сегодня? Вряд ли. А сестра знает! Причем она знает, и сколько народу у вас при этом было вписано в журнал. Так что советую вам дружить с медсестрами, если не хотите иметь проблем. Во-первых, работать в благожелательном коллективе всегда лучше, чем в напряженной атмосфере. Злобная сестра способна сделать вашу работу невыносимой. Во-вторых, заинтересованная сестра будет работать лучше, быстрее и выполнять все ваши просьбы с полуслова. А в-третьих, никто не будет склонять ваше доброе имя в курилках и на собраниях. Ну а как заинтересовать сестру, объяснять не нужно, я думаю. У них зарплата далеко не самая большая. Немножко внимания с вашей стороны не сильно истощит семейный бюджет, а человеку приятно! И уж совсем напоследок еще немного о врачебной этике. Доктора (будущие, а тем более настоящие)!!! Очень сильно прошу, подумайте раз и навсегда о фразах типа: «Где это Вы делали такие ужасные протезы?» или «Какой идиот Вам делал эти зубы?» Знаю я немало совершенно безруких и безголовых товарищей, которые заманивают к себе пациентов самым простым, на их взгляд, образом, охаивая всех врачей вокруг и превозносясь над ними таким образом. Не говоря уже о том, что это просто неэтично, это безнравственно и далеко не умно. Если пациент не полный дурак, то он сможет сравнить уровень работы предыдущего врача и, уж поверьте, будет ждать работы заведомо гениальной. А всегда ли вы уверены в том, что сможете так сделать? Кроме того, я даже не буду распространятся долго на тему, что, принижая окружающих, пытаются возвыситься только те, кто не может подняться до их уровня другими способами! Запомните, все в мире возвращается, и лучше расти самому, потому что всегда найдется потом доктор, который такими же словами отзовется о вашей собственной работе, а уже сейчас появляются товарищи, которые еще и подзуживают пациентов пойти и посудиться, написать жалобу и т.д. Хоть я и Добрый Стоматолог, но таким коллегам в морду плюнуть, наверное, не отказался бы. При этом я совершенно не призываю попустительствовать безруким докторам и оставлять у пациента во рту без зазрения совести разные «шедевры», чтобы прикрыть шарлатана-коллегу. Но есть куча других слов и способов разобраться с пациентом. Кто вам мешает сказать ему, что «тот вариант, который выбрал предыдущий врач, в данном случае кажется мне не самым лучшим»?! После чего предложить вариант гораздо лучший и грамотно аргументировать его. Пациент только обрадуется, и у него в голове останется только хорошее радостное чувство, что он нашел отличного стоматолога, который гораздо лучше предыдущего понял его потребности. Теперь представьте, что вы оставите в голове пациента после фраз «Да кто это Вас так изуродовал-то?!» Бедный человек уйдет от вас с горестным осадком, обидой на весь свет, страну, стоматологию вообще и стоматологов в частности, и страстным желанием отомстить. Если он человек нерешительный, то он скорее всего не пойдет вытрясать деньги из врача, а будет тихо страдать и клясть свою судьбу. А если решительно кинется в бой, то исход этого боя тоже не очевиден и много счастья человечеству не принесет в любом варианте. Если вас действительно возмутила хамская небрежность доктора, то кто мешает выяснить у пациента место предыдущего лечения, а потом разъяснить тому доктору по телефону, откуда у него руки растут?! Не хочется? Лень? Кому это нужно? Зачем связываться? Ага, раз вы недостаточно крепки духом для сражения с себе подобными, то нечего бросать в бой бедного пациента. Перед пациентами-то все герои битвы при Калке. И уж совсем весомым аргументом будет следующая история, по преданию, произошедшая на кафедре Общей хирургии 1-го Ленинградского Медицинского Института (тогда он еще так назывался!). Профессор в сопровождении группы студентов осматривал больного перед операцией. Увидев огромный и страшный шрам после простой операции по удалению аппендицита, профессор возмущенно вопросил: «Какой коновал так исполосовал-то Вас, батенька, да на простой аппендэктомии?!» Больной попытался вяло оправдать шрам сложностью операции, необычным местонахождением аппендикса, да и тем, что операцию делали еще при царе Горохе, но профессор жаждал крови и не отставал: «Ну уж зашить-то прилично могли? Кто делал-то?!» И тут в наступившей тишине прозвучало: «Да Вы, профессор, и делали, только профессором тогда еще не были.» Ну вот пока все советы, которые пришли в голову. Если еще надумаю, то допишу, а пока и этого хватит на размышления.


 

Поиск

Как нас найти

Стоматология в Минске

УЗИ в Минске

Наш адрес:

Беларусь, г. Минск,

ул. Притыцкого,
д. 83 - 29Н

 

Увеличенное изображение

 

Телефоны:

Velcom:
(029) 313-29-29

 

MTC:
(029) 255-25-46

 

Город:
(017) 253-29-29

Время работы:

Пн - Пт с 9-00 до 20-00

Выходной:

Суббота, воскресенье

Partners

Каталог TUT.BY Аптеки, лекарства, медучреждения